sealcon (sealcon) wrote,
sealcon
sealcon

Category:

Китай. Бинтование ног. Часть 1. История возникновения и детали процесса.

Вторая часть находится здесь.

Этот состоящий из двух частей материал задуман для того, чтобы дать объективное понимание традиции бинтования ног женщинам и её роли в истории Китая. Никаких воплей, никаких истерик, лишь спокойный, взвешенный анализ, вызванный стремлением разобраться в непростом вопросе. Первая часть будет состоять из общеизвестного познавательного, вторая – из необычной (по крайней мере насколько я могу судить) для рунета информации.



Вступление.

Тема достаточно непростая.

Во-первых, современному человеку трудно сохранять трезвость и объективность мышления, зная все подробности и имея перед глазами результат процесса бинтования. Во-вторых, обычай давно на все лады предан анафеме всевозможными феминистскими деятелями и борцами за права человека, в свойственной им истеричной манере. Бинтование ног уже долгое время находится в ряду наиболее эффективных инструментов демонизации Китая, в бинтовании положено каяться. Результат налицо – вопрос является чрезвычайно болезненным и неравномерно освещённым, а сами китайцы предпочитают не касаться его даже десятиметровой палкой. Из-за этого мы сегодня можем черпать лишь весьма одностороннюю информацию, базирующуюся на строго прозападной точке зрения. Западная цивилизация вообще обладает беспримерным стремлением не только прийти в чужой монастырь со своим уставом, но и не глядя навалить на чужой устав такую здоровенную кучу, что в монастырь после этого зайти невозможно.

Давайте загуглим словосочетание “бинтование ног”. Что мы найдём? “Бессмысленно жестокий феодальный обычай...”, “физическая, духовная и интеллектуальная дегуманизация женщин...”, “орудие сексуальной эксплуатации...” Перечислять эмоциональные эпитеты можно бесконечно. Это наглядная иллюстрация к сказанному в предыдущем абзаце.

Учитывая всё перечисленное, я обещаю пытаться сохранять объективность, даже если за это придётся поплатиться собственным разумом (шутка).

А если без шуток, то в отличие от самоуверенных рассказчиков про обезьян с бананом в клетке, я уверен, что традиция как регулятор общественных отношений, а тем более столь жестокая и своеобразная традиция, не может существовать тысячу лет, не выполняя в обществе никакой полезной функции. Понимание же или хотя бы попытки понимания предпосылок и смысла процесса считаю гораздо полезнее его слепого охаивания. Образно выражаясь, сообщения “Вася съел Петю”, “Вася съел Петю чтобы скрыть убийство” и “Вася съел Петю чтобы не умереть от голода” несут разную смысловую нагрузку и вызывают разную реакцию, хотя сам факт поедания одним гражданином другого не становится менее отвратительным.

Особо подчеркну следующее: понимание причин и смыслов несомненно способно оправдывать, но только на определённом историческом отрезке, и не означает призывов к воскрешению подобных обычаев или продолжению их практикования; очевидно, что в наше время они давно потеряли свою актуальность.

Мне вообще не хотелось бы писать ничего о истории, деталях процесса и других пережёванных до оскомины вещах, а сразу перейти к предпосылкам и социальной роли. Но, к сожалению, в таком случае текст потеряет самодостаточность. Поэтому терпите.


История.

Письменные свидетельства говорят о том, что традиция бинтования ног восходит ко двору южной династии Тан в Нанкине, танцовщицы которого были знамениты своими маленькими ножками и прекрасными изогнутыми туфельками. Первоначально практика бинтования распространилась среди придворной знати, от которой передалась элитам в наиболее богатых регионах Китая. Бинтование ног девочкам было свидетельством как их свободы от ручного труда, так и зажиточности мужчины и его способности содержать неработающих членов семьи, которые лишь служат мужчинам и управляют домашней прислугой. При этом экономическое и социальное положение таких женщин способствовало как увеличению привлекательности обычая для женщин, так и повышению сексуальной привлекательности для мужчин из элитных семей. Поскольку низшие слои общества стремяться копировать стиль элиты, обычай начал распространяться вниз по социальной лестнице и вширь географически.

Способы бинтования при этом были разнообразны как по форме, так и по сопутствующим ритуалам, не будучи сколько-нибудь значительно стандартизированными. Единственным строгим стандартом стал так называемый Золотой Лотос. Судя по всему, изначально Золотым Лотосом называли вообще любое бинтование женской ноги в эстетических соображениях, однако со временем стремление ко всё меньшей стопе и более эстетичной форме достигло своего предела, включающего переломы пальцев и костей свода. Именно эту крайнюю форму бинтования и стали называть Золотым Лотосом, именно она была наиболее желанна женщинами в большинстве регионов, при этом идеалом было расстояние от задней поверхности пятки до кончика большого пальца 7.5 - 8 см. Во время ходьбы женщина практически не могла наступать на переднюю часть стопы, что привело к появлению особой осторожной и пошатывающейся походки на пятках – походки лотоса, которая считалась очень милой и сексуальной.

Золотой Лотос практиковали женщины Хань. Другие народности или использовали более мягкие формы бинтования, не ломающие кости, а лишь предотвращающие рост стопы, или вообще не занимались бинтованием, как хакка и маньчжуры. Завоевавшие китай монголы также не практиковали этот обычай. Таким образом, бинтование стало своеобразным способом этнической самоидентификации китайцев.

Кроме того, и среди Хань далеко не все могли себе позволить иметь в семье практически беспомощную женщину. Так, в южных регионах, где благополучие крестьян покоилось на выращивании риса, традиция использовалась заметно реже и в более мягких формах чем в северных, а среди низших классов – реже и мягче чем среди высших.

Заметный вклад в распространение внёс известный философ Чжу Си (1130-1200 н.э.), чьи комментарии конфуцианской классики стали новым каноном неоконфуцианства, которое доминировало в интеллектуальной и философской жизни Китая на протяжении шести веков. Будучи горячим поклонником бинтования, он распространил эту традицию в южном Фуцзяне для популяризации китайской культуры и обучения населения правильным взаимоотношениям между полами. Он оказал огромное влияние на других авторов, которые стали упоминать практику бинтования как нечто естественное и само собой разумеющееся.


Процесс бинтования. (из Wiki).



Инициацию проводили чаще всего в возрасте от 3 до 5 лет, прежде чем кости девочки полностью сформировались, в зимние месяцы, когда холод делает боль не столь сильной.

Прежде всего ногу погружали в тёплую смесь из трав и крови животных; это делалось с целью размягчить стопу и облегчить процесс. Потом ногти обрезали настолько глубоко насколько это возможно, дабы предотвратить их врастание в плоть и последующие инфекции, поскольку пальцы будут плотно прижаты к ноге. Для подготовки к последующему ноги нежно массировали. Полосы из хлопковой ткани, длиной три метра и шириной 5 сантиметров, подготавливали пропитыванием всё той же смесью трав с кровью.

Пальцы загибали вниз, потом с силой придавливали к стопе до тех пор пока они не сломаются. Далее сломанные пальцы плотно прижимали к подошве. После этого стопу сжимали вдоль, направляя переднюю часть к пятке и ломая свод. Поверх восьмёркой накладывали бинты, начиная от внутренней части стопы к внешней, потом над пальцами, под стопой и вокруг пятки. Свежесломанные пальцы как можно сильнее прижимая к подошве ноги. С каждым витком намотка становилась всё туже, как можно сильнее приближая пятку к основанию пальцев, заставляя сломанную ногу образовывать узкую арку, и прижимая пальцы снизу. Всё это вызывало страшную боль. Когда бинтование заканчивалось, конец ленты прочно зашивался чтобы избежать возможного ослабления. По мере того как намотка высыхала, она сжималась, делая конструкцию ещё туже.

С этого момента ноги требовали огромного количества внимания и заботы, и регулярно разматывались. Каждый раз их промывали, осторожно проверяли пальцы на наличие травм, обрезали ногти. Ноги также массировали чтобы размягчить их и сделать связки и сломанные кости более подвижными, а также вымачивали в отварах, чтобы избавиться от омертвевших тканей. Немедленно после этой процедуры пальцы снова прижимали и ногу забинтовывали. Намотка каждый раз становилась всё туже и болезненней. Разбинтовка производилась как можно чаще (для богатых по крайней мере раз в день, для относительно бедных два-три раза в неделю), со свежими бинтами. Обычно этим занималась старшая женщина в семье или профессиональная бинтовальщица. Считалось нежелательным чтобы этим занималась мать, поскольку она может поддаться слабости к страданиям дочери и забинтовать недостаточно туго. Профессиональная намотчица игнорировала плач и крики и продолжала мотать невероятно туго. Профессионалы были также более жестоки в инициации, иногда ломая пальцы в 2-3 местах и даже полностью их разрушая, чтобы сильнее прижать к подошве. Девочка страдала от невыносимой боли, но у стопы при таком подходе было больше шансов достичь идеала в 7.5 сантиметров. Девочке не разрешалось отдыхать после замотки. независимо от того насколько сильна боль, она должна была ходить, так что вес тела поможет сжать стопы и достичь нужной формы.



Обычным явлением были инфекции. Ногти, несмотря на большую заботу и регулярное подрезание, зачастую прорастали сквозь кожу, занося заражение. Поэтому иногда их полностью вырывали. Тугость замотки приводила к нарушению кровоснабжения стопы и практически полному прекращению кровообращения в пальцах, так что излечение любой травмы было маловероятно. Положение становилось всё хуже и приводило к гниению пальцев. Если инфекция проникала в кости, они размягчались, после чего пальцы отваливались. Впрочем, это считалось положительным явлением, так как ногу можно было замотать ещё туже. Порой девочкам с крупными пальцами специально заматывали осколки стекла или куски разбитой черепицы, чтобы вызвать повреждения и занести инфекцию. Инфекцию сопровождало общее недомогание, которое могло привести к смерти от сепсиса. В будущем подвергшаяся бинтованию девочка также была более болезненной и склонной к травмам. Даже после того как стопы заживали, они могли повторно сломаться. Пожилые женщины часто получали переломы таза и других костей из-за падений, вызванных трудностями с сохранением баланса.

Кроме того, некоторые из образовавшихся складок промыть было невозможно, из-за чего там скапливались бактерии и грибок. Нога, если её разбинтовать, источала зловоние, поэтому стопы становились крайне интимной частью тела. Даже в постели с мужем женщина надевала специальную обувь и спрыскивала её благовониями.

Продолжение следует.
Tags: бинтование, история, китай, ноги
Subscribe

  • О китайской угрозе.

    Рассказы о «растущей плотности населения Китая» из-за которой они (якобы) совершенно обязаны быть агрессивны и отнимать чужие земли - миф для…

  • Прекрасный Тибет.

    В 1912 году, в результате распада китайской империи Цин, образовалось первое (и надеюсь последнее) в истории независимое тибетское теократическое…

  • Китайская этика.

    Ночью в дом бедняка забрался вор. Бедняк от шума проснулся, заметил вора - но виду не подал - притворился спящим. Однако это не ускользнуло от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments