Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Наболевшее.

Когда-то джинсы возникли как одежда для фермеров и шахтёров, а потом завоевали популярность и у других рабочих профессий.

Фермеры и шахтёры - ребята, прямо скажем, не хилые, с нормальными нижними конечностями, поэтому и крой был расчитан на потребности здорового мужика. Не знаю как там на загнивающем Западе, но у нас это свойство джинсов сохранялось аж до 10х годов XXI века.

Потом, однако, началась какая-то херня. Не, slim fit появился давно, но именно сейчас он почему-то стал расчитан строго на усреднённого жителя мегаполиса. Жопа широкая, ножки тонкие. Для меня это большая проблема, потому что если возьму джинсы по талии, то на ноги они не налезают. Если же налезут на ноги, то в талии просто жесть творится.

Возможно это локальная белорусская проблема, типа никто не хочет завозить нормальный продукт, а везут строго модные шмотки? Не знаю.

Всё это к чему. На выходных наконец-то нашёл человеческий магазин с мужской одеждой. Джинсы - сидят! И стоят по 30 баксов за штуку.

Взял сразу три. На ближайшие годы проблема решена.

Главная проблема сыроеда – его мозг.

Начну с того, что заголовок придуман отнюдь не мной, а самими сыроедами, здесь. Сразу предупреждаю: читать там по ссылке абсолютно нечего. Ну, кроме самого заголовка, разумеется. Он-то как раз наоборот, пронзает искренностью. Ещё правильнее было бы, конечно, сказать, что главная проблема вегана – его мозг, но у меня не хватило наглости искажать цитату.

Collapse )

Неожиданный Экзюпери.

Мне показалось, что люди нередко ошибаются, требуя уважения к своим правам, Я озабочен правами Господа в человеке и любого нищего, если он не преувеличивает собственной значимости, чту как Его посланца.

Но я не признаю прав самого нищего, прав его гнойников и калечества, чтимых нищим как божество.

Я не видел ничего грязнее городской окраины на склоне холма, она сползала к морю, как нечистоты. Из дверей на узкие улочки влажными клубами выползало смрадное дыхание домов. Человеческое отребье вылезало из вонючих нор и без гнева и обиды, грязно, сипло перекорялось, как будто хлюпала и лопалась пузырями болотная жижа.

Я вгляделся в хохочущих до слез, вытиравших глаза грязными лохмотьями прокаженных, - они были низки, и ничего больше. Они были довольны собственной низостью.

"Сжечь!" -- решил мой отец. И весь сброд, вцепившись в затхлые свои трущобы, завопил о своих правах. Правах гнойной язвы.

- Иначе и быть не может, - сказал мне отец. - Они понимают справедливость как нескончаемость сегодняшнего.

А сброд вопил, защищая свое право гнить. Созданный гниением, он за него боролся.

- Расплоди тараканов, - сказал отец, - и у тараканов появятся права. Права, очевидные для всех. Набегут певцы, которые будут воспевать их. Они придут к тебе и будут петь о великой скорби тараканов, обреченных на гибель.

Collapse )

Каюсь, я до сих пор ассоциировал Экзюпери с французскими гуманистами мохнатых веков. Теперь придётся подыскивать ему место где-то между Киплингом и Ницше.